Previous Entry Share Next Entry
Сергей Мелконян: “Потребность в актерах, умеющих все, заставила меня создать школу”
театр Арлекин
arlekintheatre
    



        Однажды выпускник режиссерского факультета Московского государственного института культуры и талантливый, неординарный, не соответствующий обычным театральным представлениям актер и музыкант Сергей Мелконян создал театральную студию. Путем экспериментов режиссер шел к  своему театру, формировал новое театральное мышление у своих актеров. Он уходил от идей Станиславского, считая его школу слишком узконаправленной. Он сталкивался с тем, что выпускники театральных вузов и актеры других театров не подходят для его театра — они не имеют мастерства, не владеют необходимыми для актера профнавыками, не способны играть мюзикл, гротеск, трагифарс. Таким образом, в Москве родился театр, который не мог  принимать в свою труппу людей из других театров, — Московский музыкально-драматический театр “Арлекин”. Почему актеры Феллини играли, вызывая потоки слез и безудержный смех в зале? Потому, что они ПРОФЕССИОНАЛЬНО играли все. А итальянские режиссеры — авангардисты 20-х годов — Брагалья и Риччарди — создали свои, хотя и недолго просуществовавшие,  театры в знак протеста против психологического театра как эстетического феномена. Этот “театральный театр” должен был вернуть сцене утраченный ею зрелищный характер, поэтому  актер его обязан уметь очень многое — он должен быть поистине синтетическим.







          Истоки театра зрелищного, яркого, музыкального, импровизационного ушли в глубь веков — в период итальянского  Возрождения.  Родившийся где-то в трактире или на ярмарке, в нищете, он покорил всю Европу и чувствовал себя хорошо и на базарной площади, и во дворцах королей. Итальянская комедия  с течением веков переживала и расцвет, и упадок, и снова возрождалась. Она фактически сформировала западноевропейский театр. Она  повлияла на творчество Мольера, ей многим обязаны и ее друг  Карло Гоцци, и ее враг Карло Гольдони.
          К драматургии Карло Гоцци обратился Евгений Вахтангов, чьи гениальные этюды и наброски к “Принцессе Турандот”, перенесенные на сцену его учениками, принесли славу театру его имени.
          Шуты и скоморохи, клоуны и балаганщики — профессиональные комедианты — дали начало истинному театру, который всегда был нужен народу.
          Сейчас же, на исходе  двадцатого века, все чаще мы слышим об умирании театра. А студентов Щукинского училища ректор  (иронично, конечно) поздравляет с получением профессии, которая никому не нужна.




          — Мы вошли в двадцать первый век не с поражением театра  вообще, о котором сейчас говорят все, — говорит Сергей Мелконян. —  У нас в руках — человек. И пока живет человек, театр будет на первом месте.  Выход может быть  только в комедии дель арте, пантомиме, балете. Возрождаясь, воскресая из мертвых,  ЗРЕЛИЩНЫЙ  театр  должен серьезно, планомерно воспитывать нового актера, строя весь учебный процесс студийно, при живом, действующем театре. И в этом единственный залог победы в борьбе против театра психологического, мещанского, убогого. Можно долго и умно говорить о сверхзадаче, стоящей перед актером в каждой роли, но зритель приходит на живое действие и, если в театре скучно, ему никакого дела нет ни до Станиславского, ни до его системы. В нашей школе мы не просто учим танцу и вокалу, пантомиме и пластике, не просто обучаем передавать зрителю чувства и эмоции. Мы учим находить ту форму, в которой все это сможет существовать в единстве: зритель видит форму и только через нее воспринимает чувства.




          Студия Сергея Мелконяна выросла в профессиональный театр, который образовал Высшую театральную школу-студию. Преподают в ней только действующие актеры, выходящие на сцену почти в каждом спектакле. Ведущие актеры театра закладывают основу в воспитании молодых актеров театра “Арлекин”. Каждый из этих актеров-педагогов совершенно индивидуален и неповторим и на сцене, и в учебном классе. Народный артист России М.М.Новохижин сказал о них: “Это уникальное созвездие личностей, каждая их которых представляет собой яркую, блестящую звезду.”
          У “звездного” состава актеров-педагогов учиться нелегко. Более чем строг и требователен и сам режиссер. Требователен ко всем и во всем — в работе и в жизни, в театре и вне его, в поведении, манерах и образе мышления. В школе Сергея Мелконяна формируется совершенно особый театральный менталитет. Принять его — значит освободиться от всей грязи и пошлости внешнего мира, изжить в себе испорченность, вживленную жизненными обстоятельствами, и нести чистоту  искусства со сцены — зрителю.

                                                                                                     Эльвира Архипцова

?

Log in

No account? Create an account